Защитник дхармы

26 Фев

Семён Григорьевич (Соломон Гершевич) Покрышевский в 19 лет окончил военное училище и сразу попал на фронт. Вторая Мировая. Дошёл до Берлина. По милости Господа вернулся живым и продолжал защищать доверившиеся ему души.

Когда в 1995 году Семен Григорьевич покинул этот мир, в храме (тогда он еще был в Тель-Авиве на улице Кинг-Джордж) Гуна Аватар прабху попросил организовать пир и посвятил лекцию воспоминаниям об ушедшем и рассказал о природе души.

28276351_1758778204142971_1025716872699006329_n

Семен Григорьевич с супругой

— Вся его жизнь прошла в заботе о семье и о всех, с кем он так или иначе соприкасался, в папином доме постоянно готовился и раздавался прасад, — вспоминает дочь Семёна Григорьевича — матаджи Кришна Кумари. Она попросила написать о своем отце пару слов для преданных, потому что он был олицетворением настроения служения.

— Недавно на сайте Его Святейшества Бхакти Вигьяны Госвами Махараджа я прочитала поздравление ветеранам войны с Днем Защитника Отечества, — поясняет Кришна Кумари матаджи. — Я не до конца понимала, насколько для папы дорог этот праздник. Папа был настоящим солдатом, он спасал людей. Это не майя, нужно уважать это и благодарить. Конечно, многие вещи нужно говорить при жизни человека… Если бы мы задумывались, то многих бы конфликтов можно было избежать. Как говорил Шрила Прабхупада: “Человек, которого не кололи булавкой, не поймет того, кого укололи”.

— Сознание Кришны не было близким папе, но он его принимал, он очень любил, когда я читала ему книги Шрилы Прабхупады, он никогда не упрекал меня за то, что мы ежедневно готовили прасад и раздавали его. А это немалые затраты, между прочим, — делится воспоминаниями Кришна Кумари матаджи. — В нашем доме всегда звучал киртан и были преданные, возможно, это не всегда было удобно папе, но он понимал и принимал нас. Папа начал служить преданным еще в Ленинграде в 1992 году (примерно), мы ходили  в кафе “Говинда”, по нашей просьбе папа стал вегетарианцем. Он постоянно своим примером учил меня этому удивительному качеству — служить с любовью и заботой. Так, у нас была собака, и иногда у меня, занятой приготовлением прасада, не было времени покормить её. Папа замечал это, оставлял свои дела и начинал готовить. Он готовил для собаки, как если бы он готовил для человека: он варил ей еду, нарезал красиво овощи… Когда он работал начальником отдела (он был инженером), видя, что его коллеги-женщины заняты в работе, он спрашивал у них, какие продукты для дома им нужны, шёл в магазин с их списками, закупал продукты и отдавал им, чтобы они после работы не тратили на это время и сразу ехали домой. Его никто не просил об этом… А когда я заболела, он взял на себя мое служение и сам привозил самосы в храм на Кинг-Джордж. Я бы хотела, чтобы преданные знали о папе, может быть, его пример вдохновит кого-то, как он вдохновляет меня.

— Когда в 1992 году Дедушка уехал в Израиль, он не был в восторге ни от Сознания Кришны, ни от вегетарианства, — дополняет внучка Семёна Григорьевича матаджи Чинтамани. — Но для дедушки был важен мир и покой его семьи. На мою просьбу не покупать мясо и рыбу он согласился, но просил, чтобы дома всегда была сытная еда. В его 72 ему было очень трудно сразу отказаться от всего, и они с бабушкой ходили кушать рыбку в русское кафе. Но дома с тех пор мясо, рыба и яйцо не появлялись. Я до сих пор благодарю Бога за такого Дедушку. Когда он понял, что это всерьез и надолго у нас, он, скажем так, смирился. Уточню, что в то время Храм был еще на улице Аяркон. Варшабанави матаджи учила меня готовить, и мне было поручено готовить три блюда. За бхогой для этих блюд всегда ездил дедушка. Это было ему моим хитрым заданием, так я его пыталась занять служением. И он на славу его выполнял. Все прдукты были отборными, а овощи великолепными. Плюс к этому я еще привезла из Ленинграда свою собаку. И она тоже стала, конечно, вегетарианкой. Так мой дедушка еще и ей готовил супчики и гулял с ней. Иногда задавал каверзные вопросы, типа: «А почему ты сама ешь только прасад, а собака нет?» Затем через год приехала Кришна Кумари. Она была ошарашенная тем, что дедушка принял нашу новую жизнь, как свою. Как сказала Кришна Кумари, наш дом всегда был открыт для всех. У меня вечно кто-то ночевал, жил. Всегда, кто бы ни пришел, его звали за стол. Дедушкина квартира была 37 кв.метров, хрущевка, но нам никогда не было тесно в ней впятером. Настолько вся квартира была пропитана любовью дедушки и бабушки, безусловной любовью к родным людям. Когда дедушка оставил тело, мы попросили Гуна Аватара прабху провести прощальную программу в Храме. Храм был тогда или на Фришман, или на Гордон в ТельАвиве. На самом деле, все преданные того времени знали дедушку. Как ни странно, в то время он больше делал служения, чем Пурнамаси. Она еще была далека от Сознания Кришны.

Записала Йогешвари деви даси

Поделитесь с друзьями ..
Share on Facebook0Share on Google+0Tweet about this on TwitterShare on VKPin on Pinterest0Email this to someone