Комариная или нет

15 Апр

Представляем Вашему вниманию еще одну философскую сказку, написанную талантливой писательницей, актрисой и просто замечательным человеком Анастасией Вриндавати.

 

— Что это? Я что, не умерла?

— И да, и нет.

— Как это?

— Тело умерло, ты идешь дальше.

— Куда?

— В другое тело.

— Человека?

— Вряд ли.

— Что?! А ты кто?

— Твой вечный спутник. Куда ты — туда и я. Присматриваю за тобой. С тех самых незапамятных времен, как ты сюда свалилась.

— Куда «сюда»?

— В материальный мир.

— Откуда?

— Из дома. О, прибыли.

— Что это?

— Гардеробная. Миллионы видов возможных тел для воплощения.

— Бред какой-то. Это сон, да? Я просто должна проснуться. Я же как-то делала это в страшных снах… С чего бы это опять у меня начались кошмары?

— Ты не проснешься. Ты уже проснулась. Это и есть реальность. И она еще более реальна, чем все, что ты помнишь до сих пор.

— Бред какой-то. Что смешного?

— Каждый раз, покидая тело, ты это говоришь.

— Каждый раз? И много таких раз было?

— Бессчетное количество. Тысячи и тысячи раз.

— И что теперь?

— Мы на месте.

— Насекомые.

— Да. Точнее — комар.

— Что, «комар»?

— Твой новый дом.

— Что? В смысле? Я буду жить в комаре?

— Да.

— Как?!

— Проще говоря, на этот раз какое-то время ты будешь комаром.

— Как?.. Какое время?

— Одну жизнь.

— Но почему именно комар?! Почему не человек? Разве может человеческая душа попасть в животное?

— Не существует человеческой души. Есть вечное живое существо — душа. И существует человеческая форма жизни. Это, когда душа получает человеческое тело. Ты чувствуешь себя собой сейчас, даже не имея тела, так?

— Да.

— Будучи в прошлом, человеческом теле, ты меняла раздые одежды, но тоже оставалась собой?

— Да.

— Принцип один и тот же. Душа меняет старое тело на новое, как одежду.

— Я отказываюсь быть комаром. Я хочу быть только человеком.

— Человеческая форма жизни очень редка. Получить ее — очень большая удача и привилегия. Ведь это своего рода портал выхода из материального мира. Так как этот тип тела имеет достаточный уровень разума для того, чтобы идти по пути самопознания. Но в наше время после человеческой, люди деградируют до низших форм жизни — животных, насекомых и т.д.

— Почему?!

— Потому что не воспользовались возможностями своего разума.

— Я не поняла, а кто, вообще, здесь решает, кому в какое тело идти?

— Закон. Закон причины и следствия. Вообще, выбор следующего тела зависит от нескольких вещей. От прошлых желаний, действий и от того, о чем думал человек в момент смерти.

— Точно! Там, в комнате, перед тем, как я умерла… То есть, умерло мое тело. Там все время летал комар. Он то и дело садился мне на лицо, но я не могла его отогнать, так как тело уже не двигалось. А при чем тут желания?

— Ты же хотела быть свободной и независимой?

— Тьфу ты… Допустим. Ну а действия?

— Тебя никто никогда не называл кровопийцей?

— Да… Ученики в школе. И невестка. Не вслух, конечно. Но про себя точно. Но…

— Всё. Время.

— Да что «время»?!

— Время надо уважать.

— Я сейчас стану комаром, а ты мне про «уважать время»!

— Время — главная движущая сила материального мира. И лучше его уважать, ведь оно победит, так или иначе.

— Ладно, пойдем. Что надо делать?

— Секунду. Что? Да, ясно, понял.

— Что случилось? С кем ты говорил?

— С одним из твоих кураторов.

— Кураторов? И много их у меня?

— Очень много, как и у всех.

— Как и у тебя?

— Нет, надо мной нет никого.

— Да?!

— Мне сообщили, что твои условия изменились. Улучшились.

— Я не буду комаром?

— Будешь. Но ты останешься в своем нынешнем сознании.

— Я буду комаром, но чувствовать, думать и понимать все буду, как человек?

— Именно так.

— Ну, может, это и правда, лучше. А за что мне такая поблажка?

— За тебя там кто-то молится. Судя по всему, невестка.

— Что?! А вообще да, она верующая. Я называла ее сектанткой.

— Ну что, готова?

— Эх, поскорее бы эта комариная жизнь пролетела.

— Вперед!

— Эй… Ты тут?

— Да.

— Скучно. О, поплыли! А я и забыла, что комары сначала плавают головастиками. А-а-а! Фуф, пронесло. Ничего себе рыбка. А долго так надо плавать? А вдруг меня съедят? И я так и не стану свободной и независимой. Да, а полетать охота. Туда — сюда! И никакой тебе стирки-уборки-готовки. Что, уже? Ура! Лечу! Солнышко, здравствуй, я соскучилась! Ах, вот это поляна, вот это цветы! Нектар. Нектар! Вкуснотища. Ах, как хорошо летать в вышине!

— Осторожно!

— Ой! Спасибо. Ничего себе, ловкий монстр.

— Это птица.

— Страшно.

— Скорость — твоя защита.

— Ясно. Прохладно как-то.

— Вон окно.

— Да, тут намного лучше.

— Пора подумать о потомстве.

— Да, ты знаешь, я и сама так чувствую. Только вот…

— Не беспокойся. Вон он, уже смотрит на тебя с занавески.

— Симпатичный.

— А то.

— Как, прям так? Ладно, я же комариха. У нас, комаров, все так делают.

— Всё?

— Спать охота. О, хороший уголок.

— Вставай.

— Ой, будто полжизни проспала. Еще темно? Сейчас бы поесть. Где здесь нектар?

— Чтобы стать матерью, тебе нужно питаться кровью.

— Что?!

— Комары пьют кровь. Это для тебя новость?

— Фу…

— Я в любой момент могу отключить твое сознание.

— Нет! Ладно. Как мне ее найти?

— По теплу. И особому запаху. Ты поймешь.

— Точно! Я чувствую! Вот тут. М… вкусно. Слушай, это правда вкусно. Ну надо же! Всё, не могу болше. Где там мой уголок? А-а-а! Я ее знаю! Это… Моя внучка! Я только что пила ее кровь!

— Успокойся, ты же комар.

— А вдруг я заразная?

— Ты не заразная. К тому же, ты же хочешь стать матерью, помнишь?

— Да-да, очень хочу. И спать. А вот и мой уголок.

— Время.

— Ой, какая я стала тяжелая.

— Тут неподалеку есть подходящий водоем.

— Я так волнуюсь… Со мной такое впервые.

— Все в порядке, ты делала это уже множество раз в разных формах жизни. Ты справишься.

— Ой, кажется, я читала, что комары после кладки яиц умирают. Я что, умру?

— Нет, ты не того вида. К тому же, ты не можешь умереть, забыла?

— Да, точно. Ой, какое хорошее болото.

— Осторожно, там семья лягушек, лучше с другой стороны.

— Ага, спасибо. Тут и правда спокойней. Ну, я пошла.

— Ну как?

— Ой, полегчало. Много их у меня. И все такие хорошенькие! Только беспокойно мне. Там столько голодных рыб.

— Да, выживут не все.

— Бедные мои детки! Они умрут, даже не родившись! Это не справедливо!

— Этот мир соткан из справедливости. Да-да, как бы странно для тебя это не звучало. Съевший икринку — погибнет икринкой. И, разве ты забыла, что это просто очередное тело?

— Ты не прав. Получается, что, если все это лишь очередное тело, значит, жизнь не важна? Можно всех убивать? В чем же тут справедливость?

— Ты можешь мне сказать, кто убивает других живых существ?

— Животные, люди. Все.

— Да, это так. А кто из них наиболее жесток?

— Не знаю, хищники, наверное. Они заживо съедают своих жертв.

-А они могут есть что-то другое?

— Нет.

— Они убивают больше, чем смогут съесть? Про запас?

— Нет.

— Значит, они просто следуют своей природе и пытаются выжить доступными им способами, так?

— Ну, так. Ты хочешь сказать, что, если у животного нет выбора, оно может убивать?

— Да, у животных нет выбора, поэтому они не отвечают за свои поступки.

— А человек, получается, отвечает?

— Да. Чем выше сознание — тем больше ответственность. У человека же нет нужды убивать. Люди убивают для удовольствия.

— Для удовольствия убивают маньяки-убийцы. Нормальный человек никого не убивает.

— А мясо? У человека есть выбор, есть мясо или нет?

— Этих животных специально для этого выращивают.

— Значит, им не страшно и не больно умирать?

— Ну…

— Ты ведь любила говядину,так?

— Ой, да! Особенно, телячий язый с грибочками и под сливочным соусом. М-м-м…

— Кстати, твое следующее тело — коровье. Ты родишься сразу на бойне. Это так, к слову.

— Что? Но почему?

— Это и есть справедливость. Кто делает осознаннный шаг в сторону насилия — становится его жертвой. Поэтому в мире разумных существ насилие применимо только в крайних случаях. Если же его применяют для удовольствия — придется отвечать. Закон причины и следствия действует для всех.

— Но ведь растения тоже живые? А их-то как раз мы вынуждены есть, получается?

— Да. Это материальный мир. Здесь невозможно выжить без насилия.

— Но в этом, как ты говоришь, материальном мире есть и столько хорошего, разве ты не знаешь?

— Знаю. Так же, как и то, что в конце концов тело болеет, стареет и умирает, а живое существо проходит неимоверные страдания от этого. И так, раз за разом, в разных телах, бесчисленное количество раз. Но дома все совсем иначе. Похолодало, ты не находишь?

— Да-да, где там мое теплое окошко?

— Твой угол в другой стороне.

— Нет, тут так приятно и тепло.

— Там опасно.

— Отстань, этот запах сводит меня с ума.

— Ну что?

— Как отсюда выбраться?

— Никак, это ловушка.

— Как, «никак»?

— Ничто так не опасно для жизни, как безудержное желание наслаждаться.

— Смотри, бабочка обожгла крылья и падает вниз.

— Она была так же очарована светом, как и ты запахом.

— Это я научила сына делать такие ловушки. Они очень хорошо работают.

— Ты как?

— Силы почти закончились. Так не хочется умирать. Мне страшно. Лапки затягивает холодная жидкость. Тону…

— Ты же сама хотела, чтобы эта жизнь поскорее закончилась.

— Что это? Я что, не умерла?

— И да, и нет.

— Как это?

— Тело умерло, ты идешь дальше.

— Куда?

— В другое тело.

— А ты кто?

— Твой вечный спутник. Куда ты — туда и я. Присматриваю за тобой. С тех самых незапамятных времен, как ты сюда свалилась.

— Куда «сюда»?

— В материальный мир.

— Откуда?

— Из дома. О, прибыли.

— Что это?

— Гардеробная. Миллионы видов возможных тел для воплощения.

— Бред какой-то. Что смешного?

— Каждый раз, покидая тело, ты это говоришь.

— Каждый раз? Вспомнила! я же была комаром, но мне оставили память.

— Да, все верно. Что думаешь о своей комариной жизни?

— Это может показаться странным, но в каком-то смысле я делала все то же, что делают обычные люди. Я искала пропитание, защищалась от обстоятельств,родила потомство, обзавелась теплым уголком. Наслаждалась полетом, солнцем, нектаром цветов. И в конце умерла. Как-то все это кажется бессмысленным.

— Для комариной жизни это нормально. А вот человеческая без самоосознания действительно не имеет смысла. Мы на месте.

— Тело человека?

— Да.

— Но ты же сказал, коровы.

— Она все время молится за тебя. Твое сознание очистилось и уже нет надобности в этих страданиях на бойне.

— Но ты же сказал, что человеческое тело — большая редкость.

— Теперь ты знаешь силу любящего сердца.

— Скажи, а в этом рождении моя память сохранится?

— Нет, конечно! Зачем тебе помнить своих комариных детей и думать, съела ли их рыба?

— А как же то, что ты мне рассказал и те важные вещи, которые я поняла?

— До семнадцати лет ты будешь жить в неблагополучной семье. Но однажды на улице к тебе подойдет человек и предложит купить книгу о духовном знании. Купи у него эту книгу, даже если денег у тебя будет не много. Из нее ты узнаешь намного больше, чем я тебе рассказал. И ты узнаешь меня совершенно с другой стороны.

— Хорошо.

— Всё. Пора. Время.

— Помню-помню. Время надо уважать.

— Только, пожалуйста, не повторяй свою комариную жизнь, когда будешь в человеческом теле.

— Я постараюсь. А Ты будешь со мной?

— Конечно. Я же твой вечный спутник. Куда ты — туда и я. Присматриваю за тобой. Из твоего сердца.

Поделитесь с друзьями ..
Share on Facebook0Share on Google+0Tweet about this on TwitterShare on VKPin on Pinterest0Email this to someone